Блиц-педагогика советы Т. Шишовой (часть 3)

21. Мой ребенок с детства был очень необычным, и это мешало ему общаться с чужими, вписываться в коллектив. С годами его странности только усиливаются. Наверное, нужно было бы обратиться к психиатру, но я боюсь, ведь это будет клеймо на всю жизнь. Нет ли каких-то других способов привести его в норму?

— Почему-то у большинства родителей при слове «психиатрия» до сих пор возникает ассоциация с карточкой в соответствующем диспансере. Между тем в последние годы создано множество центров, в которые можно обратиться за консультацией, вовсе не рискуя попасть на учет. Это не говоря уж о частном приеме (который, впрочем, психиатры вели и в советское время).

Зачастую за разговорами о «клейме на всю жизнь» стоит нечто иное — страх признаться самим себе в том, что ребенок не просто трудный, а больной. И по-человечески это понятно. Слишком страшен диагноз «шизофрения» (а именно его в первую очередь боятся родители необычных детей). Но оттого, что взрослые закрывают глаза на болезнь, она не проходит. Наоборот, состояние ребенка может ухудшиться — особенно в переходном возрасте, когда происходит серьезная перестройка организма. А между тем, если вовремя заняться лечением, прогноз может быть достаточно благоприятным! Любой психиатр приведет вам немало примеров, когда дети с психическими отклонениями постепенно «компенсировались», становились вполне обучаемыми и управляемыми. Если до лечения такой ребенок производил впечатление тяжелобольного, то теперь он выглядит просто немного странным. Согласитесь, что и для него самого, и для окружающих это весьма ощутимая разница!

Конечно, обращение к врачу не исключает занятий с психологом. Никакие психотропные препараты не научат ребенка общаться, быть более адекватным, находить компромиссные решения. Но в интересах ребенка в трудных случаях психологам имеет смысл действовать в тесном контакте с психиатрами.

Разумеется, из всего сказанного не следует, что ваш ребенок болен шизофренией. Диагноз должен ставить врач. И, как вы понимаете, не заочно, не по скупым строчкам письма. Однако раз вам за столько лет не удалось самостоятельно решить проблему, лучше обратиться за поддержкой к специалисту.

22. Недавно услышал в разговоре, что есть дети, которые боятся... мультфильмов. Неужели это правда? Мне не верится. Мы в детстве тоже смотрели мультики, но никто их не боялся.

— Да, как ни странно это звучит, сейчас для многих детей мультфильмы стали источником невротизации. Но на самом деле это нисколько не удивительно. Современные мультики (преимущественно американские и японские) кардинально отличаются от тех, которые смотрели в детстве родители нынешних детей. Перечислю лишь несколько таких отличий.

Если советские мультфильмы строились по законам волшебной сказки, то западные (типа «Ниндзя-черепашек», «Бэтмена», «Спайдермена» и проч.) — это типичные боевики. А значит, они гораздо больше насыщены сценами побоищ и убийств. Зло уничтожается здесь исключительно физически, с помощью разнообразного оружия. Показывается это ярко, подробно, за кадром звучат грозная музыка и истошные крики. То есть воображение ребенка загружается на полную мощь картинами всяких ужасов.

А ведь для впечатлительных детей 5–6 лет подчас даже обыкновенное чтение сказок на ночь оказывается непосильной психической нагрузкой, и они потом долго не могут уснуть!

Существенно разнятся и отрицательные персонажи. В подавляющем большинстве наших мультфильмов антигерои не вызывают запредельного страха, ибо не являются воплощениями абсолютного зла (то есть дьявола). И очень ко многим из них можно в конце концов найти подход. Подвигнуть же на стезю добра типичных злодеев западных мультфильмов — вампиров, маньяков-ученых, мечтающих погубить весь мир, садистов, которым доставляет наслаждение мучить людей, — невозможно, как невозможно договориться с врагом рода человеческого. Поэтому в ход опять-таки идут кулаки и гранатометы.

Под воздействием подобной кинопродукции у детей формируется мрачная, пессимистическая картина мира. Человек в этом мире беспомощен. Только одинокие супергерои способны противостоять злу. Но маленький ребенок прекрасно понимает, что ему до такого супергероя далеко, и осознание этого лишь усугубляет его страхи.

В наших же мультиках зло не тотально. И Незнайка, Чебурашка, Буратино, Чиполлино — никакие не супергерои, а просто дети, только немного побойчей и понаходчивей зрителей. Поэтому на них можно равняться, эти образы укрепляют у ребенка веру в свои силы.

Тяжело воспринимаются малышами и непривычная манера рисунков, режущие слух интонации чужой речи, агрессивный напор, с которым действуют и говорят западные киногерои, слишком быстрое для детского восприятия мелькание кадров. Кажется, что это ерунда. Что малышам до эстетики? И действительно, на уровне сознания они на это не реагируют. Зато подсознание дает бурную реакцию, которая как раз и выражается в патологических страхах, ночных кошмарах и прочих «удовольствиях».

23. Моя дочь стала ужасно привередлива в одежде. Еще год назад у нас с этим не было проблем, но когда ей исполнилось двенадцать, девочку будто подменили. Что ни куплю — все не то, не так. Не знаю, что и делать!

— Переходный возраст недаром называется трудным. Он труден и для детей, и для родителей, которым зачастую очень непросто изменить стереотипы своих взаимоотношений с ребенком.

Что мы видим в данном случае? Мама явно привыкла сама выбирать одежду для дочери, и до недавнего времени дочь спокойно с этим мирилась. Но с наступлением переходного возраста у детей (особенно у девочек), во-первых, резко повышается интерес к собственной внешности, а во-вторых — и это, пожалуй, главное, — усиливается зависимость от мнения сверстников.

Проявляться эта зависимость начинает именно в выборе одежды. В подростковом коллективе складываются свои представления о моде, зачастую не совпадающие с представлениями родителей. И боязнь выглядеть смешными в глазах сверстников порой перевешивает здравый смысл, так что ребенок наряжается как чучело, но считает, что он одет красиво и модно, поскольку так ходят ребята в классе. Естественно, с подобными «закидонами» мириться не стоит. Прежде всего потому, что, перенимая вызывающий, «хипповый» облик, подросток может постепенно перенять и «хипповый» образ жизни, составной частью которого, к сожалению, являются наркотики.

Но если ничем таким пока не пахнет, следует отнестись к изменению вкусов дочки с пониманием. Пусть выбирает одежду сама, а вы старайтесь тактично подсказать, что ей больше к лицу. В данном случае важно не подавить инициативу девочки, которая постепенно начинает входить в роль юной девушки и ищет свой облик. Но и на самотек дело пускать, конечно, тоже не стоит, поскольку задача матери — помочь своей взрослеющей дочери в этих поисках — с тем, чтобы подчеркнуть достоинства ее внешности и приглушить недостатки.

24. Моему пятилетнему сыну почему-то очень мешает одежда: колготки, свитера, шорты. Все ему жмет, он постоянно поеживается, что-то поправляет. Одеваемся мы каждый день со скандалом, я совершенно измучилась...

— Поведение ребенка свидетельствует о его сильной невротизации, а поведение мамы — о непонимании серьезности сложившегося положения. Ей, вероятно, кажется, что мальчик капризничает, а его действительно стесняет, раздражает одежда, и он ничего не может с собой поделать. Ну а скандалы только еще больше вредят психике ребенка, которая и без того расшатана.

В подобных случаях имеет смысл поскорее обратиться к врачу-психоневрологу и не бояться принимать лекарства, которые он назначит. Разумеется, это не исключает и психологической помощи ребенку. Необходимо выявить, что могло невротизировать ребенка, и по возможности устранить эти травмирующие факторы. Диапазон же таких травмирующих факторов весьма широк. Это может быть и конфликтная ситуация в семье, и плохая адаптация к детскому саду, и излишнее давление со стороны взрослых, и психическая травма вследствие какого-то сильного потрясения, и многое-многое другое.

25. Мой четырехлетний ребенок не замечает людей вокруг себя. Может часами сидеть рядом с кем-то и не проронить ни слова. Проходит мимо родных, словно мимо мебели. Такое впечатление, будто он погружен в свои мысли, в свой мир. Обращаешься к нему — не отвечает, словно не слышит, хотя со слухом у него все в порядке. Что это значит?

— Скорее всего ребенок аутизирован. Аутизация — это болезненное отгораживание от мира, сильное нарушение контактности, когда человек как бы находится в почти непробиваемой защитной скорлупе. Он кажется равнодушным, но на самом деле за этим обычно таится страх. Страх общения, боязнь людей, страх неизвестности. Когда пытаешься сквозь эту защитную скорлупу пробиться — например, привлечь аутиста к игре, он может отреагировать слезами, криком, агрессией.

Родителям детей-аутистов следует как можно скорее обратиться за помощью к врачу-психиатру, сочетая лечение со специальными психокоррекционными занятиями. Одни они, к сожалению, с таким ребенком не справятся.

Но бывает и так, что ребенок аутизируется не вследствие болезни, а из-за какого-то сильного душевного потрясения. Например, из-за разлуки с матерью или смерти какого-нибудь члена семьи.

Кроме того, аутизацию может вызывать и длительное пребывание в травмирующей обстановке. Такое нередко можно наблюдать в семьях, где ссоры и скандалы — неотъемлемая часть жизни. Взрослые считают, что ребенок не обращает внимания на их бурные сцены, а в действительности для него это непосильные, запороговые переживания, и он подсознательно от них отгораживается. Но как и сама подобная ситуация глубоко патологична, так и реакция ребенка не нормальная, а болезненная. В результате чувства его притупляются, становятся поверхностными. А это, в свою очередь, пагубно сказывается на интеллектуальном развитии, поскольку в детском познании мира эмоции играют ключевую роль.

26. Шестилетний ребенок почти не общается с людьми, но зато прекрасно владеет компьютером и готов просиживать перед ним с утра до ночи. Стоит ли это поощрять? Может быть, это его призвание?

— К сожалению, у ребенка скорее всего наблюдается аутизация, степень которой может определить врач. Такие дети обычно очень рано овладевают компьютером, который может полностью заменить им человеческое общение. Окружающим кажется, что им и не нужны друзья и собеседники. Аутизированный ребенок выглядит самодостаточным, и родители склонны утешать себя тем, что «у него просто свой мир».

Но на самом деле все обстоит иначе. Аутизированный (и тем более аутичный!) ребенок не общается с людьми не потому, что не хочет, а потому, что не умеет. И не умеет прежде всего потому, что другие люди вызывают у него запредельный страх. Некоторые дети по этой причине даже отказываются брать в руки кукол, изображающих людей. Настолько их пугает человеческий облик!

Конечно, можно пустить все на самотек и оставить ребенка наедине с компьютером. Но ведь жить-то ему не с компьютером, а с людьми. Так что надо, наоборот, отвлекать ребенка от компьютера и усиленно учить его общаться, прибегая по возможности к помощи специалистов, поскольку задача эта достаточно трудна и родителям ее, как правило, не под силу решить самостоятельно. Если же не пробить защитную скорлупу, в которой находится аутизированный ребенок, отгороженность от мира будет тормозить его дальнейшее развитие. Тогда, вполне вероятно, ничто (в том числе и компьютер) не станет его призванием, поскольку задержка развития не даст ребенку возможности нормально учиться и работать.

27. Ребенка невозможно засадить за уроки. Как воспитать в нем чувство ответственности?

— На мой взгляд, прежде всего нужно выяснить причину, по которой ребенок отказывается от приготовления уроков. Вполне вероятно, что его пугают какие-то трудности. Такое бывает гораздо чаще, чем думают родители. К примеру, однажды ко мне обратился папа десятилетнего мальчика с жалобой на то, что сын постоянно отлынивает от занятий по математике.

Отец считал его лодырем и, естественно, очень негодовал по этому поводу. Однако во время психологических занятий выяснилось, что у мальчика не все в порядке с логическим мышлением, и «патологическая лень», на которую так сетовал папа, объясняется элементарным страхом неудачи. После цикла занятий, развивающих логическое мышление, трудности с решением математических задач были сняты, и ребенок стал нормально учиться.

Вторая распространенная причина отказа от самостоятельного приготовления уроков — это желание привлечь к себе внимание взрослых. И тут опять-таки нужно не «воспитывать в ребенке чувство ответственности», а окружить его теплом и заботой. В данном случае детям нужна не столько реальная помощь родителей, сколько моральная поддержка. Поэтому главное — не раздражаться и не считать потерянным время, которое вы проведете, сидя рядом с ребенком за письменным столом.

Когда же он перестанет сомневаться в вашей любви, пообещайте, что, если он быстро и хорошо сделает уроки, вы с ним займетесь чем-нибудь интересным. Для детей, которым не хватает внимания со стороны родителей, это самый важный стимул.

28. Перейдя в пятый класс, мой сын резко сдал в учебе. До двоек в четверти, правда, пока не дошло, но тройки появились. Целых три! Когда он принес дневник, я так расстроилась, что запретила ему праздновать день рождения, который как раз приходится на осенние каникулы. Витя очень переживал, но мы с отцом решили проявить твердость, чтобы сын запомнил эту историю надолго. Но теперь, по прошествии времени, я начала сомневаться, правильно ли мы поступили.

— Чтобы наказание было действенным, оно должно быть справедливым, соразмерным провинности и ощутимым. В данном случае второе условие, на мой взгляд, нарушено. Ведь день рождения, как известно, «только раз в году», и лишать ребенка такого великого праздника, наверное, самая крайняя мера, которую можно применить за очень серьезный проступок. И то я бы советовала хорошенько подумать, прежде чем решиться на такой шаг. Тяжелую артиллерию нельзя применять по мелочам.

Отказ праздновать день рождения ребенок, скорее всего, запомнит на всю жизнь, и неадекватность такого наказания будет им воспринята как ярчайшее проявление родительской нелюбви. А тройки, конечно, штука неприятная, но ничего смертельного в них нет. Это не воровство и даже не прогул уроков. Тем более, в пятом классе, когда вводится кабинетная система и ребенок должен приноравливаться сразу к нескольким новым учителям, ему это бывает трудно. Дети часто сдают в учебе именно при переходе из начальной школы в среднюю, и нужно не наказывать их, а поддерживать (естественно, не давая при этом распускаться и халтурить).

29. Мой пятилетний сын ужасно ругается, изо рта словно сыплются лягушки. Если разойдется, остановить его невозможно. А ведь он прекрасно знает, что это плохие слова!

— Рано или поздно, обычно как раз лет в пять-шесть, каждый ребенок приносит домой «изящные» выражения, шокирующие взрослых. И это вполне нормально, ведь малыш начинает проводить часть времени отдельно от семьи: в детском саду, в студиях, в гостях у приятелей. А там он подвержен самому разному влиянию. Это время очень активного освоения окружающего мира и усвоения моделей поведения, принятых в обществе.

В среднем дети достаточно быстро понимают, какие слова можно произносить в приличном обществе, а какие — нет. Но бывает, что ребенок упорно продолжает ругаться. О чем свидетельствует такое поведение?

Чаще всего это бывает проявлением демонстративности, когда ребенку хочется выделиться, противопоставить себя окружающим, показаться взрослее и независимей, чем он есть на самом деле. Тогда нужно, с одной стороны, помогать ему нормально самоутвердиться, поскольку демонстративные люди на поверку оказываются очень неуверенными в себе. А с другой — резко отрицательно реагировать на его «выкрутасы», в частности, на ругательства. Самая тяжелая артиллерия в данном случае — это прекратить разговаривать с ребенком (естественно, объяснив ему причину такого своего поведения). В жизни же часто получается наоборот. Ребенок говорит плохие слова, желая привлечь к себе внимание, а взрослые притворяются, будто не замечают его «перлов», и ведут себя с ним как ни в чем не бывало. Тем самым они еще больше его раззадоривают. Целесообразней четко определить ситуацию. Пусть ребенок поймет, что, когда он вежлив, окружающие это очень ценят и усиленно стараются его порадовать. Когда же «изо рта у него сыплются лягушки», у них пропадает всякое желание иметь с ним дело.

Интеллектуально сохранные дети усваивают этот урок моментально, нужно лишь проявить последовательность.

Сложнее обстоит дело с возбудимыми и расторможенными детьми, а также в случаях психопатии и шизофрении. Такие дети, войдя в раж, уже не контролируют свои слова и поступки.

Конечно, их тоже следует учить сдерживаться, но надо иметь в виду, что они часто НЕ МОГУТ сдержаться. Это не капризы, а болезнь. И педагогические приемы в данном случае необходимо сочетать с лечением у врача.

30. Мой сын отказывается без меня делать уроки. Поэтому мы с ним занимаемся по вечерам допоздна и безумно от этого устаем. Пожалуйста, подскажите, как с этим бороться.

— Проблема приготовления уроков — одна из самых животрепещущих для многих родителей. В том, что ребенок отказывается работать самостоятельно, взрослые, как правило, видят лишь капризы и лень. Что, вполне естественно, вызывает у них отрицательные эмоции.

Конечно, бывает, что избалованный ребенок просто садится взрослым на шею, и тогда необходимо применить разумную строгость. Но очень часто за отлыниванием от уроков скрываются совсем иные причины. Например... ревность. Ребенок ревнует мать к работе или к кому-либо из членов семьи и старается привлечь таким образом ее внимание, что ему, как правило, удается, хотя счастья никому не прибавляет, поскольку нормальное общение с матерью вырождается в бесконечные скандалы. В подобных случаях нужно постараться действительно уделять ребенку побольше времени, но при условии выполнения им определенных задач. В частности, приготовления уроков. («Если быстро все сделаешь, мы с тобой поиграем, почитаем, побеседуем».) В подавляющем большинстве случаев этот нехитрый прием срабатывает.

Нередок и другой вариант. Ребенок начинает «лениться», пасуя перед трудностями. Пару раз столкнувшись с неудачей, многие дети предпочитают вообще отказаться от деятельности на этом поприще, нежели снова терпеть поражение. И тут следует, во-первых, запастись терпением, во-вторых, помогать ребенку. Помогать до тех пор, пока он САМ не изъявит желания поработать самостоятельно. Процесс этот затяжной, но иного выхода нет. Важно не раздражаться и не приклеивать к ребенку ярлыки типа «лентяй» и «бестолочь». Помните: как только он почувствует себя более уверенно, ему самому захочется обойтись без вашей помощи. Так что ваша задача — вселить в него эту уверенность.

31. Ребенок начал подделывать отметки. Я выяснила это совершенно случайно и не знаю, как реагировать. Неужели он не понимает, что так поступать недопустимо?

— Конечно, понимает, но есть нечто, перевешивающее морально-этические соображения. Вероятнее всего, это страх.

Чаще всего именно он заставляет детей скрывать и подделывать оценки. Причем ребенок вовсе не обязательно страшится расправы. Очень часто подобные инциденты происходят в семьях, где детей даже пальцем не трогают, да и других «оргвыводов» за двойки практически не бывает. Но зато взрослые так переживают из-за плохих оценок ребенка, что ребенок боится их огорчить. И из самых лучших побуждений переправляет тройку на пятерку. Вообще, родительская фиксация на отметках крайне вредна. Ребенок начинает думать, что его любят не просто так, а лишь за успехи. И соответственно, испытывает страх потерять из-за двоек любовь мамы с папой (вот вам еще один мотив подделки оценок). Разумеется, я не призываю вас наплевательски относиться к учебе ваших детей, но между крайностями, как вы понимаете, есть множество других градаций.

Теперь о том, что предпринять, обнаружив «следы преступления». Реагировать, безусловно, надо, иначе ребенок привыкнет безнаказанно лгать. Но, наказав его за подлог, вы должны тоже сделать выводы из этой истории и помочь ребенку в учебе, не зацикливаясь на отметках. Когда он перестанет нервничать и бояться неуспешности, тогда и успехи появятся.

32. Мой семилетний сын часто капризничает и устраивает сцены на людях. Может закатить скандал в автобусе или в магазине. Выглядит это ужасно, но мне кажется, он этого не понимает. Объяснения ни к чему не приводят. Как бы ему помочь посмотреть на себя со стороны?

— Обычно к школьному возрасту дети уже достаточно хорошо контролируют свое поведение на людях. Но повышенно возбудимым, истероидным или психопатичным детям это бывает сложно не только в семь, но и в десять лет. Старайтесь избегать психологических нагрузок. Такому ребенку вредно переутомляться, вредно долго находиться в местах большого скопления людей. Даже положительные впечатления следует дозировать, их переизбыток тоже может привести к нервному срыву.

Что же касается умения посмотреть на себя со стороны, то развивать его следует постепенно и, разумеется, не тогда, когда ребенок вошел в раж. В такие минуты он действительно мало что соображает, находясь целиком во власти эмоций. Но в спокойную минуту с ним очень полезно поиграть в кукольный театр, моделируя ситуации, с которыми он не справляется в жизни. Ролевая игра, драматизация помогает ребенку отстраненно посмотреть на вещи, дать оценку своему поведению и потренироваться, как следует выходить из сложных положений.

Только щадите самолюбие сына или дочери, не превращайте игру в душевный стриптиз и не требуйте немедленного покаяния.

Вовсе не обязательно, чтобы ребенок изображал именно себя. Можно придумать аналогичные истории о сказочных персонажах, зверюшках и т. п. Причем постарайтесь, чтобы там были не только назидательность, но и какие-нибудь интересные приключения. Но нередко бывает, что скандалы на людях — это проявления демонстративности. В таких случаях не нужно тратить время на призывы посмотреть на себя со стороны, а необходимо реагировать более жестко, наказывая за демонстративность и положительно подкрепляя хорошее поведение.

33. Меня очень беспокоит отношение сына к учебе. Ему совершенно наплевать на оценки. Говорю: «Позанимайся, ведь двойку получишь». А он в ответ: «Ну и пусть!» Даже складывается впечатление, что ему чем хуже, тем лучше.

— Когда слышишь подобные жалобы, воображение рисует ребенка в состоянии глубокой депрессии: апатичного, равнодушного, утратившего интерес к происходящему вокруг, в том числе и с ним самим. Таких надо сперва полечить, а уж потом решать, нужны ли здесь какие-то специальные психолого-педагогические меры. И если да, то какие именно.

Но, как правило, у детей, которым «наплевать на оценки», равнодушие напускное. Больше того, они очень часто бывают повышенно самолюбивы, конкурентны, обидчивы. И принцип «чем хуже — тем лучше» для них — это поза.

Вероятно, в свое время, когда ребенок потерпел первую неудачу, взрослые не ободрили его. Может, даже, что называется, ткнули его носом в этот неуспех («Мы тебя предупреждали, а ты не слушал!»). Они-то хотели как лучше, надеялись, что сын или дочка образумятся, сделают правильные выводы. А ребенок сделал совсем иной вывод. Он решил, что в трудную минуту от взрослых не дождешься ни поддержки, ни сочувствия. И начал проявлять негативизм.

Самолюбивые дети часто ведут себя наперекор здравому смыслу: самолюбие заглушает голос рассудка. И поэтому родителям, которые не на словах, а на деле хотят добиться позитивных сдвигов в поведении такого ребенка, следует применять ЩАДЯЩИЕ МЕРЫ. Щадящие его гордость. Не подчеркивайте лишний раз свою правоту, лучше помогите детям справиться с трудностями: разобраться в грамматике, понять решение задачи и т. п. Не требуйте, чтобы они все делали сами. Когда трудный материал накапливается, дети (да и не только они!) боятся за него браться, он им кажется неподъемным грузом. И не надо опасаться, что вы будете вечно опекать сына или дочь в их школьных занятиях. Опыт показывает, что, когда дети могут обойтись без помощи взрослых, они с удовольствием обходятся, утверждая тем самым свою самостоятельность и возвышаясь в собственных глазах.

Особняком стоит другой случай: когда ребенок проявляет безответственность. Как сейчас выражаются, «пофигизм». Такой мальчик или такая девочка могут часами волынить с уроками, все время отвлекаться, играть. А в ответ на грозные предупреждения — дескать, получишь двойку — мило улыбаться и продолжать в том же духе.

Но в конечном итоге они обычно двоек не получают, потому что измочаленная мама все-таки добивается приготовления уроков. И зря! Гораздо полезней было бы отправить чадо в школу с невыполненным заданием. Заставить его расхлебывать последствия своих поступков. А то угрозы так и остаются для него пустым звуком, и очень быстро «проблема двоек» становится как бы не его, а маминой. А раз так, то чего волноваться? Пусть мама боится двоек, а он будет играть на компьютере или смотреть телевизор.

И мама действительно начинает бояться больше него. Советы психолога не подстраховывать ребенка-разгильдяя очень часто наталкиваются на сопротивление: мать приводит десяток аргументов, доказывая, что получение двойки равносильно вселенской катастрофе. В тех случаях, когда переубедить ее не удается, порочный круг так и не размыкается. По крайней мере, до тех пор, пока сама жизнь не начинает учить безответственного человека. А эти уроки, как вы понимаете, бывают куда страшнее и серьезнее двоек.

34. Моя дочь-первоклассница утром наотрез отказывается от завтрака. Если пытаешься в нее что-то впихнуть, может дойти до рвоты. Хотя до школы с ней такого не было. В чем причина? Неужели столовская пища так быстро испортила ее желудок?

— Скорее всего дело не в пище, а в психологическом состоянии девочки. Наверное, она нервничает перед школой.

Проанализируйте свое поведение: не слишком ли вы подгоняете ее, боясь опоздать? Для многих детей спешка — стресс, особенно если девочка не ходила в садик и не привыкла быстро собираться по утрам.

Вообще ни в коем случае нельзя создавать ажиотаж в начале учебы: ребенка это травмирует. А то очень часто бывает, что, сходив на собрание, где педагоги стараются нагнать страху на родителей (полагая, что иначе их не проймешь), мамы и бабушки впадают в панику, и их нервозность мгновенно передается детям.

«Вдруг я что-то забуду? Вдруг не успею? Вдруг у меня не получится?» — эти вопросы будут тогда преследовать первоклашку в прямом смысле слова круглые сутки. Он начнет вскакивать по ночам, боясь опоздать в школу. И, разумеется, будет опаздывать, потому что не выспится и утром не сможет быстро собраться. Некоторые дети так волнуются, что неспособны съесть на завтрак ни кусочка. А при попытках их накормить у бедняг подступает к горлу тошнота — совсем как у вашей дочери! От голода же (и главное, от страха!) у них начинает кружиться голова, они плохо соображают, и в тетради появляется ошибка за ошибкой. Таким образом боязнь неуспеха оказывается вполне оправданной. Круг замыкается.

Чтобы снять у девочки страх перед сборами в школу, старайтесь по утрам не напрягаться, не раздражаться, будьте с ней как можно ласковей и терпеливей. Помогите ей собраться, не заставляйте ее все делать самостоятельно. Если видите, что она капризничает, нервничает, успокойте, отвлеките посторонними разговорами, развеселите. Не настаивайте на завтраке, лучше дайте ей с собой что-нибудь вкусное. А главное, внушайте ей, что все будет хорошо. Ну и, конечно, поинтересуйтесь, нет ли в школе чего-то травмирующего психику ребенка: не слишком ли строга учительница, не обижают ли вашу дочку ребята, не чувствует ли она себя хуже других.

35. Не знаю, что делать: сын совершенно не слушается. Запретов для него не существует, никакое наказание не действует. Если он так себя ведет сейчас, когда ему десять лет, то что будет дальше? Я с ужасом жду подросткового возраста...

— Опасения матери оправданны: в подростковом возрасте «трудные» дети становятся еще «труднее». И исправлять положение надо сейчас, когда ребенок еще очень зависим от родителей.

Хочу сразу сказать: не бывает такого, чтобы НИКАКОЕ наказание на ребенка не действовало. Но иллюзия «непробиваемости» создается достаточно часто, и взрослые бывают искренне уверены, что сын или дочь у них какие-то особенные, «неподдающиеся».

Отчего это бывает? Во-первых, наказание выбирается неправильно. Ведь чтобы воздействовать на ребенка, оно должно быть ощутимым. Скажем, надо лишить провинившегося сына каких-то развлечений. Но лишать его любимой игры на компьютере родителям жалко (да и он слишком яростно протестует), и они запрещают ему смотреть мультики. А он без мультиков вполне может обойтись. В результате наказание своей цели не достигает, зато у мальчика создается впечатление, что ему все нипочем. И в следующий раз он проявит еще большее своеволие.

Во-вторых, даже при правильном выборе наказания взрослые могут «не дотянуть», дать слабину. Либо испугавшись истерик, либо поддавшись вполне естественному чувству жалости. Но, увы, такая жалость в конечном итоге идет ребенку во вред, ведь он опять-таки убеждается в своем превосходстве над взрослыми и распоясывается еще больше. А это, как говорится, чревато… В какой-то момент, если родители не смогут остановить свое чадо, его в буквальном смысле слова остановит милиция. Одна моя знакомая никак не хотела этого понять, пока сын не угнал мотоцикл и перед ним не замаячила перспектива колонии. Так что, жалея ребенка, лучше довести воспитательный процесс до конца. Поверьте, это совсем не так тяжело, как кажется. Главное — проявлять последовательность.

36. Интересно узнать мнение психолога: единственный ребенок в семье — это хорошо или нет?

— На первый взгляд может показаться, что да: все внимание только ему, у него нет повода для ревности, мать может водить его в разные кружки, потому что ей не надо разрываться между ним и другими детьми... Но при ближайшем рассмотрении даже эти выгоды оказываются не столь уж бесспорными.

Во-первых, у единственного ребенка в семье гораздо больше шансов вырасти эгоистом, а такие люди повышенно ревнивы. Им хочется, чтобы весь мир вращался только вокруг них, и единственные дети часто ревнуют мать к отцу, к работе или к подругам. Подчас женщина даже по телефону спокойно поговорить не может: ребенок тут же начинает ныть, выкрутасничать, требовать, чтобы она положила трубку. Единственным детям труднее приходится в коллективе, дети же из многодетных семей очень рано получают навыки общения. Причем общение с детьми другого возраста дает им дополнительные преимущества: опекая младших, они учатся самостоятельности, обретают уверенность в своих силах. А имея рядом старшего брата или сестру, малыш чувствует себя более защищенным. Подражая старшим братьям и сестрам, малыши гораздо быстрее обучаются и развиваются. Многие многодетные матери рассказывают, что они учили чтению и счету только первенцев. Дальше же дети учились по эстафете — от старших к младшим. Так было и в моей собственной семье.

Многие единственные дети (прежде всего те, кто не посещает детский сад) мало играют или совсем не играют в ролевые игры. Им не у кого научиться, не с кем играть. А отсутствие ролевой игры пагубно сказывается на всем развитии ребенка, в том числе интеллектуальном, ведь именно такая игра дает ему объемное представление о мире.

Кроме того, воспитывая единственных детей, трудно удержаться от излишней опеки. А это очень вредно, особенно для мальчиков. Они вырастают несамостоятельными, зависимыми, часто и во взрослом возрасте бывают неспособны на смелые, решительные поступки. Это, как вы понимаете, не прибавляет им уважения окружающих, в первую очередь девушек. Соответственно, у юноши возникают комплексы, недовольство собой и своей жизнью. Но воля с детства неразвита, и сил в корне изменить себя нет, гораздо легче бывает найти утешение в водке или наркотиках.

37. Мой пятилетний сын часто просит с ним поиграть, но совершенно не может проигрывать, устраивает скандал. В результате вместо радости — сплошная нервотрепка. А если отказаться с ним играть, он тоже будет плакать.

— Родители дошкольников и младших школьников достаточно часто жалуются на такое противоречивое (психологи говорят «амбивалентное») поведение своих детей. Чаще это бывают мальчики, потому что они более азартны. А азартный человек легко входит в раж и уже не может совладать со своими чувствами. С возрастом, конечно, поведение ребенка меняется, но доминанта остается неизменной. Четырнадцатилетний школьник уже не будет рыдать, проиграв в настольную или компьютерную игру, однако стремление всегда одерживать верх и неумение проигрывать никуда не денутся. И при столкновении с жизнью, которая далеко не всегда соответствует нашим притязаниям, ребенок будет озлобляться и впадать в депрессию. А отсюда уже недалеко до наркомании и алкоголизма. Поэтому лучше корректировать поведение ребенка, пока он еще маленький.

Нельзя идти у него на поводу. Мало ли, что он будет плакать, если вы откажетесь от игры? Спокойным, доброжелательным тоном объясните ребенку, что от игры люди должны получать радость. А когда дело кончается скандалом, лучше не играть. Он обещает, что больше не будет? Уступите, но строго предупредите, что это в последний раз. И если при проигрыше сын снова начнет бузить, не играйте с ним достаточно долго.

Параллельно внушайте, что с человеком, который всегда выигрывает, играть просто неинтересно. Какой смысл затевать игру, когда результат заранее известен? Говорите, что у таких ребят нет друзей, что тот, кто всегда хочет быть первым, быстро остается один.

А главное, помогите ребенку почувствовать себя в чем-то успешным. Как правило, столь болезненную реакцию на проигрыш дают дети с неутоленной жаждой лидерства. Если же эта потребность насыщается (а ее насытить не так сложно, как кажется), у ребенка пропадает желание всегда и во всем одерживать верх.

38. Дома ребенок грубит, а перед друзьями пресмыкается. Как мне объяснить ему, что это неправильно? Я пыталась, но он не понимает.

— Вряд ли дело тут в непонятливости. Обычно дети рано понимают, что взрослым грубить нельзя. Но далеко не всегда считают нужным сдерживаться. И когда взрослые не пресекают попытки хамства, это входит у ребенка в привычку. Бороться с детским хамством довольно просто: надо только проявлять последовательность и решительность. «Грубиян не получает ничего, с ним перестают общаться, перестают ему что-либо делать, покупать и прочее», — если эти правила соблюдаются в семье неукоснительно, ребенок быстро осваивает нормы приличия.

А вот с «пресмыканием» перед сверстниками дело обстоит сложнее, ведь именно тут, что называется, собака зарыта.

В данном случае грубость — это следствие, реакция на травмирующие события. Он срывает зло на тех, кого не боится. Разве у взрослых людей такого не бывает? Да сплошь и рядом.

Проблема в другом. В том, что ребенок боится быть отвергнутым сверстниками, а потому готов на любые унижения, лишь бы с ним продолжали играть. Такое поведение способствует развитию мазохизма, и взрослым следует разобраться, в чем причина трудности ребенка. Если он тяжело сходится с людьми, надо помочь ему приобрести навыки общения. Если это просто друзья такие властные, что он попал к ним в рабскую зависимость, постарайтесь сдружить его с другими ребятами. А часто бывает, что ребенку дома холодно, тягостно, и в друзьях он видит отдушину. Тогда не стоит искать соринку в чужом глазу, а лучше дать ему побольше тепла и ласки.

39. Дома моя дочь постоянно закатывает истерики, а в детском саду ведет себя идеально. В чем дело?

— Скорее всего, дело тут в семейных отношениях. В большинстве случаев так ведут себя дети, чувствующие дома психологический дискомфорт. Вообще-то нервный, плаксивый ребенок ведет себя в саду хуже, чем дома. И это естественно, ведь детский сад — большая психологическая нагрузка. К ребенку там предъявляется достаточно много требований, никто не будет из кожи вон лезть, ублажая его по примеру родственников. Дети же и подавно не склонны уступать ему, как уступают мама и папа. Так что поводов для обид в саду предостаточно, и конфликтный ребенок не сможет долго сдерживаться. Он быстро покажет характер.

Если же в саду поведение идеальное, а дома сплошной крик, значит, именно дома надо искать источник раздражения.

Как правило, ниточка приводит к маме. Она может сама грешить раздражительностью, предъявлять к ребенку чрезмерные требования, часто высказывать недовольство его поведением и внешним видом. А может держаться отчужденно, безэмоционально.

Тогда детские истерики служат сигналом отчаяния, ребенок старается хоть как-то привлечь к себе внимание матери. Кроме того, нервозность ребенка дома бывает реакцией на конфликтные взаимоотношения между отцом и матерью: боясь ухода отца, он ополчается на мать как на более слабое, уязвимое звено.

В любом случае причина истерик кроется не в характере ребенка, а в некой внешней ситуации, которую и нужно постараться изменить.