Блиц-педагогика советы Т. Шишовой (часть 4)

40. С нами Петя ведет себя хорошо, но стоит приехать бабушке, как начинаются капризы. Он сюсюкает, как маленький, не слезает с ее коленей, требует, чтобы она кормила его с ложечки. Меня это выводит из себя, ведь ему уже шесть лет, и он подает дурной пример своей младшей сестренке. Но я никак не могу это побороть. А бабушке навещать внука тоже не запретишь...

— То, что мама принимает за капризы, на самом деле является весьма красноречивой просьбой о заботе и ласке.

Только просьба эта выражена не взрослым языком, а по-детски. Судя по письму, мама с папой склонны «взрослить» своего сына. Им кажется, что шесть лет — это солидный возраст, а ведь на самом деле мальчик совсем еще маленький. И в том, что он хочет посидеть у бабушки на коленях и ощутить себя крошкой, нет ничего дурного. Тем более, что у него перед глазами пример младшей сестрички, к которой он скорее всего ревнует родителей. Очень часто после рождения младшего брата или сестры у детей на какое-то время наблюдается психологический регресс: они начинают вести себя, «как маленькие». В данном случае с родителями этот номер не прошел, а бабушка не протестует, ее это из себя не выводит.

И слава Богу! Ведь в подобных случаях возникает угроза эмоциональной депривации, которая порождает в детях сильные психологические искажения. Бабушка хоть как-то компенсирует мальчику нехватку родительской ласки и физических контактов. Очень может быть, что именно ее он будет, повзрослев, вспоминать как самого близкого, родного человека, который всегда был готов любить его.

Вообще надо сказать, что отношения бабушек с внуками иные, нежели отношения детей с родителями. Родители, особенно молодые, часто бывают строги, требовательны. Старики же более снисходительны. С высоты их жизненного опыта очень многие вещи, кажущиеся родителям значительными, выглядят пустяком. А на первый план выходит понимание того, что ребенку важнее всего чувствовать себя любимым, защищенным, счастливым. Будет это — остальное приложится.

41. Мой пятилетний сын ни в какую не желает умываться и чистить зубы. Из-за этого у нас практически каждый день скандалы, истерики. Я уж и наказывала ребенка, и пыталась не обращать внимания — ничего не помогает. Подскажите, пожалуйста, как надо правильно реагировать.

— Таким поведением обычно грешат дошкольники, в характере которых есть склонность к демонстративности. Им хочется себя показывать, а возможности для этого у дошколят довольно ограничены. Вот они и превращаются в «мальчиков наоборот», самоутверждаясь в бытовых мелочах.

Поэтому нужно постараться предоставить такому ребенку большую свободу выбора в повседневной жизни, поручать больше ответственных дел (разумеется, сообразуясь с возрастом), усиленно хвалить за их выполнение, давать понять, что без него вы бы никогда не справились. Тогда на этом фоне ему станет неловко капризничать, он будет стараться соответствовать своему «имиджу», и проблема, что называется, рассосется сама собой.

Одновременно постарайтесь себя контролировать. Не раздражает ли вас ребенок? Очень часто демонстративные дети устраивают подобные бури в стакане воды, чувствуя мамино раздражение, недовольство, желание отгородиться. Тогда они начинают не мытьем, так катаньем привлекать к себе внимание. Чаще всего отрицательное. Но для них это все равно желанней, чем отчуждение. Значит, следует побороть свое раздражение, стать терпимей, ласковей, спокойней. Иначе получится замкнутый круг.

И последнее. Мальчики не часто бывают чистюлями. Вспомните хотя бы Тома Сойера. Мамы, конечно, расстраиваются, но поверьте, не стоит делать из этого трагедию. Из слишком больших аккуратистов вырастают зануды и педанты, так что еще неизвестно, с кем будет больше хлопот. Не беспокойтесь, привыкнет он чистить зубы. И умываться, и одеваться самостоятельно тоже привыкнет. А вот привычка нормально общаться с мамой может и не выработаться, если все силы будут уходить на ссоры. И это действительно трагично. Лучше до такого не доводить.

42. Наша дочь чересчур открыта, доверчива. Может уйти с чужими. Меня это беспокоит, а муж и его родители говорят: «Ничего страшного, перерастет». Стоит ли мне показать дочку психологу?

— Если девочке года 3–4, торопиться не стоит. Просто не оставляйте ее одну на улице даже на недолгое время, чтобы не рисковать. Одни дети раньше усваивают социальные нормы, другие чуть позже. Это не страшно. Ведь и стоять, ходить и говорить не все начинают в одном и том же возрасте.

Но если отсутствие барьера при общении с чужими взрослыми будет сохраняться и дальше, если, скажем, в 6–7 лет дочка будет ластиться чуть ли не к первому встречному, охотно говорить с чужими о своих проблемах, вплоть до самых интимных, и о том, что обычно не принято выносить из семьи, обратиться к психологу нужно обязательно. А если он посоветует, то и к психиатру. Такое детское поведение уже можно расценить как неадекватность, которая зачастую свидетельствует о довольно серьезных психических нарушениях. В этих случаях полезно сочетать медицинское лечение с занятиями у психолога, который поможет ребенку усвоить нормы и модели поведения.

Это нужно сделать хотя бы из соображений элементарной безопасности, ведь чем старше будет становиться ребенок, тем большей трагедией может обернуться его чрезмерная доверчивость. А сам он, в силу своих психических особенностей, скорректировать свое поведение неспособен.

43. Наша Катюша — тихая, застенчивая девочка. Учится она хорошо, а вот подружек у нее нет, хотя ходит уже в третий класс. Но мне хотя бы казалось, что у нее со всеми ровные, доброжелательные отношения. А тут она недавно загрустила перед сном и призналась, что одна девочка ее систематически изводит, оскорбляет. Я вызвалась сходить в школу, поговорить с обидчицей, но дочка со слезами умоляла меня этого не делать, уверяя, что будет еще хуже. Я пообещала, однако сомневаюсь, правильно ли я сделала.

— Поведение ребенка очень типично: робкие дети обычно подвержены тревожным ожиданиям. Враг кажется им грозным и непобедимым, а в родителях они не видят настоящей опоры. В то же время сам ребенок не в состоянии справиться с обидчиком, и это его травмирует. Оттого, что он скрывает свои переживания, ему становится только хуже, ведь он остается с ними один на один и не получает ни от кого даже моральной поддержки. Раз девочка завела разговор об обидчице, значит, ей стало совсем невмоготу, и, конечно, надо было ее защитить.

Другое дело, что необязательно было извещать ее об этом заранее. Такие вопросы лучше решать без ведома нервного ребенка, чтобы лишний раз его не травмировать.

Тактику защиты надо выбирать в зависимости от обстоятельств, учитывая возраст и пол ребенка. С девочками обычно легче. Как правило, одного строгого, но спокойного разговора бывает достаточно. С мальчишками сложнее. Если обидчик — распущенный, избалованный парень, наслышанный к тому же о правах ребенка, которые он понимает как вседозволенность при отсутствии каких бы то ни было обязанностей, то он и ухом не поведет, увидев чужую маму. Такие пасуют только перед силой, поэтому к ним на переговоры имеет смысл отправлять отцов. А еще лучше — старшего брата, при виде которого малец мигом смекнет, что шутки кончились. Ведь брат — не взрослый, он и шею намылить может. А «права ребенка» с ним не покачаешь, он из этой категории тоже еще не вышел.

При отсутствии «мужского элемента» в семье разбираться с обидчиками приходится матери. В таком случае, во избежание фиаско, лучше не рисковать, а отправляться сразу к учительнице. Ведь она отвечает не только за процесс обучения, но и за дисциплину в классе. Дети младшего школьного возраста часто не могут сами наладить нормальные отношения в коллективе, и взрослые обязаны следить за тем, чтобы они не обижали друг друга, обязаны учить детей культуре общения.

Как правило, после обращения к учительнице травля ребенка прекращается. С родителями в переговоры вступать можно только в том случае, если вы уверены, что они постараются принять меры, а не начнут доказывать вам, что ваш ребенок сам виноват.

Одновременно стоит потратить усилия на то, чтобы подружить свою дочь с кем-нибудь из одноклассников. Присмотритесь к детям, найдите такого, с которым она чувствовала бы себя на равных, а то и лидером. Обретя подругу или друга, девочка постепенно успокоится, станет менее обидчивой.

44. В прошлом году Митя пошел в первый класс. К школе он был подготовлен неплохо, но почти сразу же у него начались трудности из-за корявого почерка. Митя старался выводить каждую букву и не поспевал за ребятами. К концу года учительница стала говорить, что у него проблемы с концентрацией внимания, стала ставить двойки. Теперь он второклассник, но мы боимся, что его оставят на второй год, так как в классе он почти не работает, считает ворон. Хотя дома это нормальный мальчик, никакой рассеянности мы не замечаем. Подскажите, пожалуйста, что нам делать?

— Судя по описанию, у ребенка начал развиваться так называемый школьный невроз, спровоцированный повышенной требовательностью учительницы. Очень важно дать мальчику возможность успокоиться, поверить в свои силы. Постарайтесь наладить контакт с учительницей, объяснить ей, что Митя очень раним, боится неудачи и оттого отключается на уроке. Пусть лишний раз подойдет к нему, объяснит задание, погладит по голове, а главное, не скупится на похвалу. Если договориться не удастся, стоит перевести мальчика в другой класс или даже в другую школу, где уроки ведутся в спокойном ритме, в доброжелательной, спокойной обстановке. Иначе ребенок невротизируется еще сильнее. Только ни в коем случае не мотивируйте переход Митиными неудачами! Это лишь усугубит его страхи. Лучше скажите, что в другой школе более интересная программа, более симпатичные ребята, более добрая учительница.

При возможности хорошо бы еще пройти цикл занятий с психологом, чтобы повысить у ребенка стрессоустойчивость и самооценку.

45. Мой сын-подросток стал слишком много разговаривать по телефону. Еще два года назад он по телефону в основном только выяснял уроки или договаривался о прогулке. А теперь часами болтает о всякой ерунде — вместо того, чтобы поиграть или погулять. Все мои попытки отучить его, привить более практичное отношение к своему времени и к жизни вообще ни к чему не привели.

— Каждый родитель как бы заново проходит со своими детьми весь цикл развития человека, от младенчества до взрослого возраста. Но процесс этот чисто психологический, не обусловленный, как у ребенка, физиологическими изменениями. У детей, как известно, переход на качественно новую возрастную ступень осуществляется нелегко (вспомним «кризис четырех лет» или пресловутый «переходный возраст»). Но и у взрослых ломка сложившихся стереотипов отношения к ребенку зачастую проходит драматично и даже болезненно.

В данном случае налицо именно такой конфликт. Мальчик повзрослел, а мама не успела перестроиться. Сыну наскучили игры, ему хочется более взрослого общения, а матери кажется, что это пустопорожняя болтовня, глупая трата времени. Она забыла себя в соответствующем возрасте, забыла, как и для нее когда-то разговоры со сверстниками вдруг стали чуть ли не важнее всего на свете. Хотя со стороны тоже казалось, что она болтает о том, о сем и ни о чем.

Душа в подростковом возрасте растет не менее бурно, чем тело. Только выглядит это по-другому. Ребенок начинает о многом задумываться, начинает сознательно выстраивать свой образ. У него появляется гораздо большая потребность дружбе, в моральной поддержке сверстников. Он уже одной ногой за порогом родного дома, но взрослый мир еще слишком нов и зачастую кажется враждебным. А у сверстников те же проблемы. И даже если вслух они не обуждаются, а речь идет о чем-то совсем другом, все равно возникает чувство общности, товарищества. И никакие, даже самые прекрасные отношения с родителями, заменить этого уже не могут.

Другое дело, что подростки часто не знают меры, у них все бывает с перехлестом. Поэтому взрослые должны следить за тем, как ребенок проводит свободное время. И стараться, чтобы этого времени не было чересчур много, ведь от безделья люди, как известно, дуреют. Но расписывать все по минутам и растить из сына сугубо «делового человека» не стоит. Мечтательность и вроде бы долгие разговоры с друзьями — необходимые «душестроительные» элементы подросткового возраста.

46. Моему сыну все нужно говорить по десять раз. Зову его, например, ужинать, а он играет и не реагирует. Как будто не слышит. Ходили даже проверить слух — оказалось, все в порядке. А уж если мы куда-то опаздываем, он вообще становится как сонная муха, еле движется, проявляя удивительную настырность (хотя вообще-то он совсем не такой). Я и кричала, и наказывала — бесполезно. Что вы посоветуете?

— Описанная картина весьма типична для нервных, чувствительных детей. Спешка для них — непосильный стресс, на который они реагируют защитным торможением. Чем ощутимей угроза опоздать, тем больше дети отключаются, подчас действительно впадая в полусонное состояние. Однако никакой настырности в их поведении нет, поскольку происходит все это помимо их воли, бессознательно. Собственно говоря, это косвенно подтверждает и мама, отмечая, что вообще-то ее сын не склонен делать что-либо назло. Вероятно, она раздражается, сталкиваясь со столь парадоксальными реакциями ребенка, а раздраженный тон, окрики и шлепки еще больше его травмируют. Очень часто такое защитное торможение проявляется у детей в семьях, где взрослые очень энергичны, напористы и нетерпеливы. Вместо того, чтобы умерить свой пыл, они пытаются переделать ребенка, и ситуация только усугубляется.

Маме следует не доводить до цейтнота, начинать сборы задолго до выхода на улицу, не требовать, чтобы ребенок полностью одевался сам, а помогать ему. Намереваясь пойти с ребенком в какое-то незнакомое место, надо психологически подготовить его, в подробностях рассказав, что его может там ожидать. Ведь для нервных детей любой поход в незнакомое место — это стресс, даже если они идут развлекаться. И выражая на словах согласие с планами взрослых, они подсознательно противятся выходу из дома, их психика не справляется с напряжением.

Параллельно стоит заняться психической тренировкой: или с психологом, или самим. Очень помогает обсуждение и проигрывание новых ситуаций для отработки правильных моделей поведения. Полезны и игры с мячом, когда ребенок, ловя мячик, должен отвечать на вопросы или продолжать начатую фразу. Это тренирует скорость реакции и одновременно учит не пасовать в непредвиденных обстоятельствах.

47. Мы живем с сыном вдвоем. Я работаю, и Мише (он во втором классе) приходится подолгу оставаться дома одному. Миша целый год просил меня купить ему собаку, говорил, что тогда ему будет не так одиноко. Но я не соглашалась: во-первых, квартирные условия не позволяют, а во-вторых, я не люблю собак. А потом знакомые предложили нам взять очаровательного котенка. Миша обрадовался, но вскоре начал его гонять по квартире. Прямо не дает животному проходу! Когда я его стыжу, оправдывается: говорит, что играет. Но я вижу, что он лицемерит. Как бороться с такими проявлениями жестокости?

— Судя по краткому, но достаточно выразительному рассказу мамы, мальчиком движет не садизм, а ревность. Мало того, что он проводит столько времени в одиночестве, так у него еще появился соперник. Ведь мама, судя по всему, не скрывает своего восхищения «очаровательным котенком». Открыто взбунтоваться Миша не решается, а исподтишка сводит с котенком счеты. Поэтому имеет смысл не бороться с Мишиной жестокостью (которой на самом деле нет), а больше уделять времени сыну и ОТКРЫТО ПРОЯВЛЯТЬ СВОЮ ЛЮБОВЬ К НЕМУ, не скупясь на похвалу и ласковые слова. Пусть мальчик почувствует, что для мамы дороже него никого нет, и никакой котенок, при всей своей очаровательности, не в состоянии заменить ей сына.

Скорее всего, если отношения потеплеют, преследование животного прекратится. Хотя не нужно ожидать быстрого эффекта. У мальчика могло накопиться много обид, которые не так-то просто изжить. Да и ломка стереотипов — процесс нелегкий и зачастую болезненный для обеих сторон.

48. Старший сын то и дело отбирает у младшего игрушки, и младший во избежание скандала вынужден ему уступать. Но старший все равно недоволен и распоясывается еще больше. Посоветуйте, пожалуйста, что надо сделать, чтобы в семье воцарились мир и покой. Я уже больше не могу выносить эти склоки!

— Вашего старшего сына явно мучит ревность. С младшим вам, судя по всему, общаться легче, поскольку характер у него покладистый. Иначе он не стал бы так кротко уступать брату свои игрушки.

В результате вы отдаете ему предпочтение. Даже если открыто это не выражается, дети чувствуют такие вещи и начинают копить обиды. Причем часто нелюбимому (или менее любимому) ребенку родители уделяют как раз больше внимания, чем любимому. Они тратят на него больше времени, сил и денег, а он все равно считает себя обделенным. И бывает прав, так как его обделяют в самом главном — любви и ласке.

Постарайтесь не подавать сыну повода для ревности, а параллельно попробуйте «назначить» его самым добрым человеком в вашей семье. Подмечайте малейшие проявления доброты с его стороны и хвалите его за это. Внушайте ему, что он очень добрый и благородный, а значит, обладает качествами настоящего мужчины. Даже если поначалу это будут «лавры в кредит», не волнуйтесь, они не пропадут даром. Когда человек понимает, что в нем видят хорошие черты, он хочет соответствовать этому образу и постепенно как бы подтягивается до него.

А может, причина агрессивного поведения вашего ребенка с братом в другом. Некоторые дети сверхамбициозны. Им всегда нужно блистать, быть в центре внимания, а если приходится этим вниманием делиться, они злятся и вредничают.

В этом случае тоже полезно возвысить ребенка в собственных глазах и в глазах окружающих, «назначив» его самым щедрым. Но одновременно надо проявить и определенную жесткость. За злонамеренность по отношению к младшему брату старший должен быть наказан. И не иногда, как бывает во многих семьях: мать долго терпит, а потом, не выдержав, срывается, кричит и «применяет меры», — а всякий раз, когда сын превышает пределы допустимого. Эти пределы нужно четко обозначить и последовательно добиваться выполнения ваших требований. Опыт показывает, что дети быстро понимают, с кем позволительно распоясываться, а с кем нет.

49. Наша дочь растет эгоисткой. Мы поняли это недавно, когда отдыхали вместе с друзьями, у которых девочка — ровесница Анюты. Обеим по 9 лет, но Варя совсем другая: заботливая, всегда готова помочь, поделиться, поддержать. На ее фоне мы вдруг отчетливо увидели, насколько Аня избалована. Наверняка сказывается и то, что у Вари двое младших сестренок, а Аня — единственный ребенок в семье. До этого мы не хотели больше иметь детей, считая, что лучше все силы и средства отдать воспитанию Ани. Но теперь задумались: может, рождение братика или сестрички поможет дочери избавиться от эгоизма?

— Детям, растущим в многодетных семьях, действительно труднее вырасти эгоистами, поскольку обстоятельства жизни к этому не располагают (хотя и тут бывают исключения).

Однако рассчитывать на рождение младшего как на палочку-выручалочку не стоит. Сама собой ситуация не изменится. И даже напротив, может усугубиться, так как у эгоистичной девочки, скорее всего, возникнет ревность.

Но, с другой стороны, бороться с детским эгоизмом все равно придется, иначе климат в семье может стать невыносимым.

То, что простительно малышу, бывает трудно вытерпеть от подростка. А рождение младшего братика или сестренки обеспечит естественную мотивацию перестройке внутрисемейных отношений.

Родители не будут выглядеть в глазах Ани самодурами, которые по своей прихоти вдруг начали к ней «придираться», заставляя ее изменить привычки и поведение. Сама жизнь поставит ее в условия, когда нужно будет делиться и помогать. Но, повторяю, следует настроиться на то, что не все будет гладко, и демонстрировать Ане, как это ни парадоксально звучит, выгоды альтруистического поведения. Например, говорить о том, что лидер не тот, кто всех подминает под себя, а тот, кто заботится о других. Тогда люди к нему тянутся, уважают его. А эгоист в конечном итоге остается один, и его жизнь становится очень трудной, потому что он все вынужден делать сам. Он никому не помогал — и ему никто не помогает.

50. Наш Алеша и в детстве не любил убирать свои игрушки и вещи, а став подростком, совсем распустился: в комнате настоящий хлев, на все просьбы прибраться или еще как-нибудь помочь по хозяйству — один ответ: «А почему я?» Психолог, к которому я обратилась за консультацией, посоветовала мне не ограничивать свободу сына, а предоставить ему возможность самому решать, убирать в своей комнате или нет. Я, стиснув зубы, терпела целый месяц. Дошло до того, что у Алексея буквально весь пол был завален одеждой вперемешку с книгами и тетрадями. Наконец, я не выдержала и убрала сама. В результате сын еще и скандал закатил, обвинив меня в том, что он теперь не может найти своих вещей. В общем, я оказалась в замкнутом круге...

— К сожалению, подобные жалобы родителей сегодня не редкость. Как раз в тот период, когда подросший ребенок уже в состоянии взять на себя значительную часть рутинной домашней работы, он становится в позицию квартиранта, временно обитающего в чужом доме. С той только разницей, что квартирант все-таки платит за жилье и обычно не хамит хозяевам.

Мне кажется неверной постановка вопроса: «Не хочет — пусть не убирает». Ребенок живет не один, пользуется результатами труда своих близких. Почему он должен считать себя свободным от необходимости вносить свою лепту в семейный быт?

Подобный конфликт обычно вызревает долго. Таких детей не приучают к труду с малолетства — маме или бабушке легче все сделать самим. И вообще, в семье слишком большое значение придается фактору интереса. Ребенок не желает что-то делать, поскольку ему не интересно, и родители не настаивают.

В итоге он не привыкает выполнять однообразные действия (из которых, по сути, в значительной степени складывается любая работа) и не умеет преодолевать препятствия (неизбежно встречающиеся на пути у любого человека). Самолюбие, естественно, страдает. К подростковому возрасту в душе ребенка накапливается недовольство собой и начинаются попытки самоутверждения. Прежде всего дома и самым легким способом — демонстративным отказом от соблюдения общепринятых норм поведения.

Взывать к совести, скандалить и т. д. не стоит. Демонстративный человек как раз этого и добивается. Ему важно привлечь к себе внимание, пусть даже и отрицательное. А вот к чему он обычно совсем не готов, так это к тому, чтобы получить от окружающих воздаяние той же монетой. Если сын отказывается вам помогать, то и вы вправе перестать готовить ему еду, давать деньги на карманные расходы, покупать что-либо (между прочим, у демонстративных подростков потребности обычно завышены, так как им хочется предстать перед окружающими в выгодном свете). Для усиления эффекта полезно и временное поражение в правах. Только мотивировать его следует не наказанием, а тем, что ребенок просто еще не дозрел до самостоятельности. Скажите, что раз сын не в состоянии поддерживать порядок в комнате и оказывать вам посильную помощь, значит, он еще недостаточно взрослый и ему нельзя позволять того, что обычно позволяют ребятам его возраста. Такой подход кардинально меняет положение вещей. Демонстративному подростку кажется, что наплевательское отношение к просьбам родных его взрослит, делает независимым. А тут он убедится, что все как раз наоборот. И призадумается.

51. Сейчас много говорят о растлевающем влиянии некоторых подростковых журналов. Я с этим согласна, но как уберечь ребенка? В школе-то дети все равно их читают!

— Во-первых, школа школе рознь. Там, где родители солидарны с учителями в неприятии подобных вещей и занимаются духовно-нравственным воспитанием детей, многие ребята не рвутся читать «отвязанные» подростковые журналы, считая их пошлыми. Но даже если обстановка неблагоприятна, не стоит разводить руками: дескать, что тут поделаешь, все равно не убережешь. Важно четко определить свою позицию, назвать вещи своими именами, предупредить ребенка, что не только тело, но и душу можно испачкать. Причем, в отличие от тела, отмыть ее нелегко, а порой и вовсе невозможно. А это неизбежно отразится на дальнейшей судьбе, ведь грязный человек не способен испытывать радость чистой любви, которой так хочется в юности. Он гораздо чаще сталкивается с подлостью и видит мир в неприглядном свете, что тоже не добавляет ему счастья.

Очень может быть, что подросток начнет спорить. Не унывайте, если вам покажется, что ваши аргументы его не убедили. Родительские слова особые, они обладают огромной властью, хотя это не всегда становится понятно сразу.

Естественно, не следует оплачивать покупку таких журналов. А то нередко родители поворчат-поворчат и раскошелятся, уступив требованиям отпрыска. И, конечно, не позволяйте детям приносить порнографию домой. Скажите, что дом — это не притон и не помойка, сюда не приносят вещи, после прикосновения к которым хочется вымыть руки. Лучше говорить твердо, но спокойно, с некоторой брезгливостью, без возмущения и пафоса. Тем самым вы дадите понять, что предмет обсуждения не достоин бурных эмоций, и еще больше принизите его в глазах подростка. Но, конечно, такая линия поведения оправдана только тогда, если вы сами не приносите домой непристойных газет и журналов. В противном случае ваши требования к ребенку будут выглядеть лицемерием и абсурдом.

52. Наша дочь стесняется выступать на утренниках в детском саду, хотя знает много стихов, дома поет, танцует, любит устраивать концерты. Как помочь ей раскрепоститься?

— Такой рисунок поведения часто свойственен самолюбивым детям, которые жаждут внимания окружающих, однако боятся показаться нелепыми или смешными. Дома они берут реванш, а на людях выглядят тихонями. Порой бывает достаточно небольшого толчка, чтобы такой ребенок поверил в свои силы и перестал стесняться. Таким толчком обычно служит похвала чужих авторитетных людей, не мамы с папой или бабушки с дедушкой. Но как ее заслужить, если как раз чужих-то ребенок и стесняется?

Нужно создать ситуацию, в которой выступление ребенка происходило бы, с одной стороны, в естественной для него среде (то есть дома), а с другой — на людях. Можно, например, предложить ему разыграть в куклах какую-нибудь хорошо знакомую сказку, а потом совместно с вами показать спектакль гостям. Спрятавшись за самодельную ширму, которую легко сделать, набросив одеяло на пару стульев, ребенок почувствует себя уверенней. А если все же будет поначалу стесняться, вы его подстрахуете, чтобы у него не возникло ощущения неудачи.

После спектакля (как бы он на самом деле ни прошел) нужно от души похвалить ребенка за смелость, ни в коем случае не указывать ему на какие-то огрехи исполнения — наоборот, побуждать к повторению этого опыта в другой аудитории. Следующий шаг — показ кукольного театра на чужой территории. Но не в казенной, а в домашней обстановке: в гостях у друзей или родственников. Взрослые на первых порах опять-таки выступают в роли партнеров. Затем лучше устраниться, предложив в партнеры других ребят. Таким образом барьер стеснительности будет постепенно преодолен. А если вы еще пообещаете ему за выступление на утреннике какой-нибудь приз, думаю, дебют в детском саду пройдет с успехом.

53. Когда у ребенка есть братья и сестры, нужно ли дарить им в день его рождения какие-нибудь небольшие подарки, чтобы не возникало обид?

— А действительно, порой детская ревность достигает такого накала, что даже такая, казалось бы, очевидная вещь, как законный единоличный подарок на день рождения, вызывает у соперника обиды и слезы. Но потакать этому все же не следует. Конечно, пока дети совсем маленькие (особенно при небольшой разнице в возрасте между ними), «утешительные призы» давать можно. Двух-трехлетний ребенок бывает еще не в состоянии понять, почему брату или сестре дарят в день рождения столько всего интересного, а ему не достается даже крохотной куколки или машинки. Но когда малыши немного подрастут, их стоит учить радоваться за других, связывая это с проявлениями взрослости и самостоятельности, которых дети обычно жаждут к концу дошкольного возраста. Говорите им примерно следующее: «Когда ты был крошкой, тебе обязательно что-нибудь дарили в день рождения братика, чтобы ты не плакал. Но теперь ты большой, тебе уже разрешают на двухколесном велосипеде кататься и на аттракционах, куда малышей не пускают. Так неужели ты будешь позориться и требовать себе подарка в чужой день рождения, как двухлетний малыш?»

Ну, а для того, чтобы облегчить ребенку задачу воспитания в себе великодушия, учите его готовить свои отдельные подарки для именинника. Немного потрудившись над поделкой или вытряхнув часть денег из копилки, он уже не будет считать день рождения брата или сестры чужим праздником. Особенно если его подарок будет отмечен взрослыми как нечто особенно милое, интересное, оригинальное.

54. Какие психологические проблемы могут возникнуть у ребенка, которому нужно носить очки?

— О переживаниях «очкариков» я могу судить не понаслышке. На меня саму очки надели очень рано, в восемь лет. Из моих одноклассников близорукостью страдала только я одна, и, конечно, чувствовала себя «белой вороной».

Сейчас детей с плохим зрением гораздо больше, но все равно нельзя сказать, что все поголовно носят очки. Особенно в дошкольном и младшем школьном возрасте, когда дети очень бурно реагируют на насмешки и дразнилки (порой даже необидные, по мнению взрослых). Так что проблема «очкариков» с повестки дня не снята, хотя и не стоит так остро, как 20–30 лет назад.

По моим наблюдениям, мальчики относятся к очкам спокойнее, чем девочки. Для них это скорее неудобство. Многие мальчишки неряшливы, а очки надо регулярно протирать, держать в футляре. У них же в портфеле и без того мусорная свалка...

Да и на переменке в очках не очень-то повозишься, не покуролесишь. Ну, а про драки и говорить нечего. В общем, очки «приживаются», как правило, у спокойных, собранных, прилежных мальчиков. Таких, кого сейчас на школьном жаргоне называют «ботаниками». А для непоседливых, шаловливых и задиристых ребят очки становятся источником постоянных неприятностей. И, естественно, мальчишки стараются от этих неприятностей избавиться: в лучшем случае надевают очки на уроке, когда надо смотреть на доску. Родители сорванцов поначалу борются за соблюдение врачебных рекомендаций, но при нынешних ценах на оптику борьба вылетает в копеечку, и запал взрослых пропадает.

Девочки еще меньше любят очки, но по другим причинам. У многих появляются комплексы, связанные с внешностью. Они кажутся себе уродинами, и если настаивать на ношении очков, девочка может стать застенчивой, раздражительной, невротичной. Пока ее водят в школу взрослые, она еще будет слушаться, но обретя некоторую самостоятельность, тоже может увиливать от ношения очков, скрывать, обманывать.

Заботясь о физическом здоровье ребенка, очень опасно перегнуть палку, создав у него состояние постоянного психологического дискомфорта, хронического стресса, от которого здоровье только расшатывается. Лучше стараться проводить более гибкую политику. При небольшой близорукости к очкам вообще не стоит привыкать — иначе потом их никогда не снимешь. От скольких людей я слышала, что они полжизни проходили без очков и при этом чувствовали себя совершенно нормально. А потом по каким-то причинам (например, «для солидности», когда выбились в начальники), попробовали носить очки и уже не смогли без них обходиться.

Когда ребенок не очень четко видит, у него включаются дополнительные компенсаторные механизмы: развивается наблюдательность, усиливается внимание, обостряется слух. Боясь не узнать кого-то издалека, он привыкает опознавать людей по их пластике, одежде или, наоборот, подмечает какие-то их внутренние отличия, сказывающиеся на внешнем облике. То есть, более напряженно, пытливо вглядывается в мир. А ведь именно этой сосредоточенности сейчас не хватает многим детям, растущим в условиях современной городской цивилизации и страдающим синдромом рассеянного внимания.

Но, конечно, в тех случаях, когда без очков обойтись нельзя, надо по возможности «подсластить пилюлю»:

— подобрать оправу к лицу;

— попросить учительницу не давать ребенка в обиду, если кто-то начнет дразниться;

— внушать, что очки — это современно, что вид в очках очень умный, интеллектуальный, серьезный, что в очках легче стать отличником, поскольку это связано с представлением об интеллигентности (ребенку помладше можно сказать, что он «как Знайка», детям обычно льстит сходство с этим сказочным персонажем);

— поощрять ношение очков какими-то наградами: например, сорванцам давать призы за выдержку (в конце недели, если очки остались целы);

— девочек, переживающих, что очки им не идут, стараться покрасивей одеть, обращать их внимание на актрис и фотомоделей в очках. Тут реклама, на засилье которой сейчас принято сетовать, сыграет положительную роль.

А главное, стоит обещать, что, став постарше, дети смогут носить контактные линзы или даже сделать операцию. «Непримиримых очкариков» подобная перспектива обычно успокаивает. В чем я опять-таки убедилась на собственном опыте.

55. Почему сексуальное просвещение вредно, и как родителям отстаивать свои права, если оно вводится в школе?

— В последние годы во многих школах предпринимаются попытки так называемого «полового воспитания», на поверку оказывающиеся самым настоящим развращением детей и подростков. С детьми муссируют разные неприличные подробности, убеждают в том, что половые извращения (например, гомосексуализм) — это «вариант нормы», рассказывают то, о чем еще недавно писалось только в самых непристойных порнографических журналах.

К сожалению, нынешние нравы настолько расшатаны, что приходится долго объяснять и научно доказывать совершенно очевидные истины. Например, что развращение вредно как для физического, так и для психического здоровья детей и подростков. А оно, конечно же, очень вредно, поскольку расшатывает детскую психику, растормаживает сферу влечений, приводит к росту негативизма по отношению к родителям и, соответственно, резко повышает риск очутиться в дурной компании, начать раннюю половую жизнь, заразиться венерическими заболеваниями и СПИДом.

Поэтому родители, которые хотят видеть своих детей живыми и здоровыми, не должны верить сказкам про то, что «презерватив — надежная защита от СПИДа», и «пусть лучше ребенка научат ЭТОМУ в школе, чем в подворотне». Ведь поры латексной резины в 50 раз больше вируса СПИДа и, убеждая подростков в безопасности «безопасного секса», мы провоцируем эпидемию.

Именно поэтому в США, где презервативы рекламируются в школах уже не один десяток лет, на сегодняшний день 2 млн.(!) ВИЧ-инфицированных. Причем, в основном среди «сексуально образованных» подростков и молодежи. Что же касается подворотни, то она никуда не денется, так как является неотъемлемой частью подростковой субкультуры. Но зато школа превратится в грязную подворотню и не сможет оказывать нормального воспитательного воздействия на детей (чего и добиваются сторонники «секс-просвета»: порно- и наркодельцы, педофилы, сексуальные извращенцы и политические деятели, заинтересованные в сокращении нашего населения).

Как же родителям защитить свои права? Прежде всего они должны знать, что по нашим законам именно родители имеют преимущественное право на воспитание своих детей. А «сексуальное просвещение» — это один из аспектов воспитания.

Поэтому родители имеют полное право знакомиться со всеми образовательными программами, учебниками и пособиями, а также присутствовать на уроках. Любые попытки скрыть от них содержание того или иного школьного предмета являются незаконными, и за это можно подать на директора школы в суд.

Сейчас сексуальную пропаганду под видом просвещения включают в новые предметы: валеологию, основы здорового образа жизни, уроки здоровья и т. п. Но поскольку многие из этих предметов не входят в базисный, обязательный для всех школ России, учебный план, они могут преподаваться ребенку только с предварительного письменного согласия его родителей. Вообще, на проведение любых экспериментов над ребенком (а «секс-просвет» — это эксперимент, причем с заранее известными плачевными последствиями), по нашим законам требуется согласие его родителей или опекунов.

Поэтому сейчас предпринята попытка включить «элементы полового воспитания» в обязательные школьные предметы: литературу, историю, биологию, ОБЖ (основы безопасности жизнедеятельности), естествознание. Что делать в таком случае?

Тут надо знать следующее. Закон об образовании допускает, что по одному и тому же предмету может быть несколько программ и учебников. И если программа какого-то конкретного автора содержит информацию, которая с точки зрения родителей (не обязательно всех, хотя бы некоторых или даже одного!) является недостоверной или наносит вред нравственному и духовному здоровью ребенка, то они могут обратиться к администрации школы с просьбой заменить программу или учебник. В данном случае все будет зависеть от вашей настойчивости. Некоторые родители не хотят вступать в конфликт со школой, опасаясь, что ребенка будут травить. Но, во-первых, опыт показывает, что, получая отпор, администрация школы пасует, поскольку лучше других знает, что нарушает закон. И потом, что такое тройка или даже двойка по сравнению с растлением ребенка? Помните: «секс-просвет» резко повышает опасность того, что дети рано начнут жить половой жизнью. А по статистике, в следующем после своего первого полового контакта году подростки обычно начинают употреблять спиртное и пробуют наркотики (особенно в мегаполисах типа Москвы). Это как «шампунь и кондиционер в одном флаконе».

56. Какие меры нужно принимать, чтобы ребенок не пристрастился к наркотикам?

— Очень важно понимать, какие дети составляют так называемую «группу риска», поскольку именно они оказываются наиболее уязвимыми.

Во-первых, это дети, которым недостает в семье теплоты, ласки, понимания. Может быть, взрослые слишком заняты или поглощены собственными проблемами. Или общаются с ребенком сухо, фиксируясь в основном на его успеваемости. В результате у него возникает чувство, что родителям нужен не он сам — такой, какой он есть, — а только его достижения. Нарушенный эмоциональный контакт надо восстановить, не дожидаясь вступления ребенка в переходный возраст, когда это будет сделать гораздо труднее. Если чувствуете, что не справляетесь, обращайтесь к специалистам. Не стоит отговариваться обилием хлопот. Ведь если ребенок, ища спасения от одиночества, пристрастится к наркотикам, хлопот у вас станет гораздо больше.

Во-вторых, по наблюдениям многих психологов, среди подростков-наркоманов практически нет ребят с нормальной самооценкой, она у всех занижена. А повышение детской самооценки тоже во многом зависит от родителей. Создавайте атмосферу принятия ребенка, давайте ему понять, какие у него сильные стороны, и тактично (!) помогайте справиться с недостатками.

А то мы слишком много внимания фиксируем на детских промахах, считая, что похвала «сама приложится».

В-третьих, в группу риска часто попадают ребята авантюрного склада. Пытаться удержать их при себе бесполезно. Тут надо направить жажду приключений в позитивное русло: записать подростка в какой-нибудь военно-патриотический или туристский клуб, в кадеты, в спортивную секцию и т. п.

В-четвертых, повышенно уязвимы дети с теми или иными психическими отклонениями (нередко наследственными), эмоционально неустойчивые, возбудимые и т. п. Здесь необходимо наблюдение врача и соответствующее лечение.

В-пятых, среди наркоманов нередко оказываются повышенно комформные ребята, то есть такие, которые легко попадают под дурное влияние, не умеют отстаивать свою позицию, не ведущие, а ведомые. У этих детей надо стараться как можно раньше повысить психологическую сопротивляемость. А если не получается, то хотя бы не выпускать их из-под влияния семьи.

Кроме того, дети могут потянуться к наркотикам из чувства протеста против старших, из любопытства, а также стараясь не отстать от окружающих. И тут определяющее значение имеет среда, в которой вращается подросток. Дело в том, что наркотики — это не просто вещества. Это часть комплекса, который на Западе назван «культурой рока-секса-наркотиков» (rock-sex-drug culture). «Культура» эта была создана в 1960-е годы, и сейчас подавляющее большинство подростково-молодежных журналов, телепередач, фильмов и компьютерных игр фактически осуществляют маркетинг наркотиков. Они приучают подростков к «отвязанному», «безбашенному» стилю жизни, внушают, что все в жизни надо попробовать, показывают в качестве кумиров рок-певцов, среди которых полно наркоманов и извращенцев, подталкивают к разрыву с родителями, пробуждают интерес к сексу.

Недаром составные части наркотической «культуры» фигурируют в названии в такой последовательности: сперва рок, потом секс и только потом, на заключительном этапе, — наркотики. Поэтому, покупая ребенку журналы «Cool», «Yes», «Башня» или читая сами на его глазах бульварную газетенку с непристойными заголовками, вы своими руками подталкиваете его к опасной грани. Кто-то наживет на этом лишние доллары. Вам это нужно?

Многим взрослым кажется, что главное — предупредить ребят, рассказать, к каким страшным последствиям приводит употребление наркотиков. Но, во-первых, подростковая психология устроена своеобразно, и значительную часть ребят (особенно склонных к демонстративности) подробный рассказ о действии того или иного наркотика может раззадорить и подвигнуть к экспериментам. А во-вторых, сейчас практически все дети чуть ли не с ясельного возраста знают, что наркотики опасны. И тем не менее число наркоманов увеличивается. Значит, дело не в информации!

Наркомания — болезнь прежде всего духовная. Поэтому и бороться с ней следует главным образом путем приобщения ребенка к вере, укреплением его нравственности и опорой на традиции нашей культуры. И, конечно, нужно следить за тем, с кем он общается: «С кем поведешься — от того и наберешься».